2017-03-06

Найден биомаркер для раннего выявления индуцированной сепсисом почечной недостаточности

Сепсис является проблемой для здравоохранения во всем мире и основной причиной смерти пациентов отделения интенсивной терапии. С другой стороны, острая почечная недостаточность (ОПН) является клиническим синдромом острой почечной дисфункции, приводящей к накоплению уремических токсинов и дисфункции разных органов.

В настоящее время существует необходимость в биомаркере для раннего выявления сепсис-индуцированной острой почечной недостаточности (сепсис-ОПН), а мочевой липокалин, ассоциированный с желатиназой нейтрофилов (uNGAL), является кандидатом в сепсис-ОПН биомаркеры. Мочевой экзосомный активирующий транскрипционный фактор 3 (Urinary exosomal activating transcriptional factor 3, uATF3) также упоминается в качестве вызывающего интерес биомаркера.

Ученые из Университета Чулалонгкорна (Chulalongkorn University) собрали образцы разовой порции мочи у 139 пациентов, которые были включены в исследование, и у 79 из этих пациентов была диагностирована сепсис-ОПН, что свидетельствует о значимости ОПН при сепсисе. Впоследствии все образцы мочи от пациентов, перенесших еще один случай ОПН-сепсиса в течение первой недели приема в клинику, прошли анализ для сравнения с 40 случаями ОПН без сепсиса. Следует отметить, что были 17 и 11 пациентов с ОПН-сепсисом и ОПН без сепсиса соответственно, направленные в отделение интенсивной терапии.

Сывороточный креатинин (Scr) и uNGAL был измерен с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) и автоматизированного анализатора на ферментативной основе соответственно. Для количественной оценки мочевого экзосомного ATF3был выполнен анализ вестерн-блоттинга. Для визуализации блот инкубировался с подходящими вторичными антителами из пероксидазы хрена и был визуализирован при помощи хемилюминесценции с использованием блот-сканера SuperSignal and C-DiGit Blot Scanner.

Команда сообщила, что анализ показал более высокие уровни Scr, uNGAL и uATF3 у больных с ОПН-сепсисом по сравнению с пациентами ОПН без сепсиса и здоровыми добровольцами. В группах ОПН-сепсиса и ОПН без сепсиса uNGAL составлял 367±43 нг/мл и 183±23 нг/мл соответственно, а uATF3 составил 19±4 нг/мл и 1,4±0,8 нг/мл соответственно. Хотя как uNGAL, так и uATF3 коррелировали с уровнями Scr, uATF3 обеспечил лучшую дифференциацию между ОПН-сепсисом и ОПН без сепсиса.

Авторы пришли к выводу, что они определили ATF3, представляющий собой транскрипционный фактор; интерес вызвал биомаркер ОПН-сепсиса в экзосомах мочи. Поскольку uATF3 не мог быть обнаружен у большинства больных с ОПН без сепсиса, качественное испытание на uATF3 могло быть достаточным для обнаружения ОПН-сепсиса. В противоположность этому, в случае с основным уровнем uNGAL, дебаты о пороговых значениях uNGAL для ОПН-сепсиса все еще продолжаются. Полученные результаты послужили также доказательством концепции, что экзосомы мочи были примечательным источником биомаркеров мочи. Исследование было опубликовано 7 января 2017 года в журнале BMC Nephrology.